Вход на сайт

Сейчас на сайте

1 пользователь онлайн.

Статистика



Анализ веб сайтов

Вы здесь

Мы вернёмся!.. Глава двадцать вторая




 
 
Глава двадцать вторая, являющаяся продолжением семнадцатой и написанная по рассказам Тани Петровой.
 
Я с интересом ждала появления Оо Лаала и его коллег. Не сомневалась, что и сегодня здесь будут они, а не другие. Такая у них, видимо, была составлена делегация для бесед с нами.
Подумалось: «А в чём важность этих разговоров для них? Что мы им можем сообщить нового? Или они для нас стараются?»
 
Новая встреча с утра началась без лишних церемоний.
Те же участники вплыли в свою студию сразу после того, как мы с мальчишками выпили кофе, съели все до крошки вкусные бутерброды с маслом и докторской колбасой.
И, естественно, первый же наш вопрос, после обмена незатейливыми приветствиями, был, как говорится, в тему.
- Откуда у вас кофе и хлеб с маслом? - Спросил Игорь.
- Не беспокойтесь. Это из вашей деревни продукты.
- Да? Кто их принёс? - Забеспокоилась я. – Наши родители? – Я с такой надеждой посмотрела на Оо Лаала, что он, как мне показалось, даже несколько смутился.
- Нет, эти продукты из вашего магазина. А принёс их человек, которого вы не знаете. Ни к чему и говорить о нём.
- А откуда он узнал о вашем корабле и о том, что мы здесь? – Я волновалась не на шутку.
- Он вчера приехал в вашу деревню, вышел подышать и размяться,  и совершенно случайно увидел вас в лесу. Он был здесь недалеко. И следом за вами и он на наш корабль вышел.
- А где он сейчас? – Я была благодарна этому случайному человеку. Надо же! И нас здесь увидел, понял, что мы внутри корабля, вернулся в деревню, сходил в магазин и принёс еду сюда! Чудеса, да и только. Кто бы это мог быть?
- Он тоже здесь. У нас. Но он не будет участвовать в нашем разговоре.
- Почему? Он не хочет, или вы не разрешаете?
- Нам интересен разговор именно с вами. Он только помешает.
Я подумала: «Словно передачу принёс в тюрьму. Или в больницу. Но кто же он?»
- А как он объяснил вам, что он хочет?
Впрочем, это был пустой вопрос. Они ведь мысли могут читать! И его мысли прочли.
- Да, - подтвердил гуманолог. – Именно так и было.
Вот и поговорите с ними, пожалуйста… Не успеешь подумать, а они уже отвечают…
Оо Лаал настолько терпеливо отвечал на мои вопросы, что я вновь подумала: «А не робот ли он?»
Подумала – и испугалась: а вдруг он прочтёт.
Прочёл.
Кто бы сомневался, конечно, он «услышал» мою мысль о роботе. Посмотрел на меня внимательным и умным взглядом и ничего не сказал.
«Слава богу, он тактичен» - подумала я.
 
Вспомнила про свои утренние размышления и спросила:
- Вы вчера говорили, что в ваших организмах нет органов. Что же, вам и питаться не надо?
- Я говорил, что у нас нет органов, подобных органам в ваших организмах.  Поясню. Как устроены ваши тела? Для того чтобы нормально они действовали, вам надо постоянно подпитывать их. Это вызвано особенностями природных условий, в которых развивалась ваша эволюция. У вас на Земле в наличии очень умеренные, я бы сказал, энергетические ресурсы. Солнце холодное, химические соединения в земных литосфере и атмосфере чрезвычайно стабильные. И для того, чтобы получать нужное для вашего жизненного цикла количество энергии и вещества, вам надо потрудиться. То есть вашим органам. Вот ваша природа и создала вам необходимые органы, ответственные за сбор и переработку, скажем так, сырья.
Сегодня утром вы съели по два бутерброда, и выпили по чашке кофе. И одни органы тут же начали их переработку, другие перенос питательных веществ и энергии ко всем клеточкам ваших организмов, а третьи стали готовиться, извините, к выведению лишнего… Не забудьте ещё и о дыхании. Постоянно происходят насыщение вашей крови кислородом из атмосферы и выведение углекислого газа.
Впрочем, вам об этом известно. Напоминаю, чтобы перейти к описанию работы наших организмов.
На нашей планете совсем другие условия. Энергии и вещества всегда в достатке, обмен веществ по этой причине происходит медленно – нет необходимости пополнять наши организмы химическими элементами, если мы прямо-таки живём в питательном растворе!
Наоборот, есть необходимость ограничить их доступ. Эту функцию выполняет эластичная мышечная оболочка, равномерно, толщиной всего в 3 – 5 сантиметров покрывающая наши тела. Она тонкая, но очень прочная. И главное её достоинство состоит в том, что, ограничивая доступ к организму избыточного количества атомов и молекул вещества, она прекрасно пропускает любые виды излучения.
Понимаете?
Мы питаемся практически только квантами энергии. И питание это не прекращается, по сути, ни на мгновение. И если мы получаем избыток излучений, то сами начинаем излучать, а если недостаток – то аккумулируем эту энергию.
 
- А как вы передвигаетесь, как летает ваш корабль? Мы видели ручейки какие-то в воздухе – это были вы? – Спросил Игорь.
- В нашем корабле работают 12 абсолютно одинаковых антигравитационных двигателей. – Начал говорить пришелец. – Каждый из них может заменить другие одиннадцать. Это сделано для того, чтобы застраховать себя он непредвиденных случаев с очень большой надёжностью. Я говорил уже вчера, что мы передвигаемся в космосе по гравитационным тоннелям. Их, конечно, там нет. Тоннели эти создают наши двигатели – и могут они это делать и поочерёдно, и все вместе, одновременно. Но тоннель всегда один. Чтобы не распылиться в пространстве.
При этих словах Оо Лаал даже попытался рассмеяться совсем как человек, но на этот раз у него получилось неловко.
- Ручейки? Да, ручейки – это были мы. Я с коллегами рано утром возвращался на корабль после сбора кое-каких образцов для нашей земной научной коллекции.
В земной атмосфере мы не можем существовать свободно, она для нас слишком разреженная, пустая, и поэтому каждый из нас облачается здесь в скафандр с миниатюрным гравитационным двигателем.
- Но почему вы прозрачные? – Удивлённо спросил Игорь. – И корабль ваш тоже как стеклянный может быть.
- Технология. – Сказал Оо Лаал. – Мы стараемся быть незамеченными. И поверхности наших скафандров и всего корабля в целом снабжены миллиардами оптических приспособлений. Принимая свет, они передают его на противоположную сторону с наименьшим коэффициентом преломления. Но в такой технологии, да и во множестве других, конечно, вы вряд ли сможете разобраться сейчас. Для этого нужно много времени и совсем не такую бедную базу знаний, какую вам дают в ваших школах…
«Он прав» - подумала я и спросила:
- А на вашей планете есть города, например? – Спросила я. – Как я понимаю, гор, лесов и рек, как на Земле, у вас нет…
- Конечно, нет. – Оо Лаал на мгновение задумался и повторил: – конечно, ничего такого нет. Наш океан не отличается разнообразием в своих частях. Но и в нём не всё так одинаково. Поскольку отмелей в нём нет, вся жизнь сосредоточена в его поверхностном слое – в толще до трёх сотен метров, не глубже. Там, на глубине и температура выше, и излучения жёстче. Надо сказать, что в отличие от Земли, мы всю свою жизненную энергию черпаем не от наших звёзд, а из недр планеты.
- А сколько вас? – Спросила я. – Сколько жителей на вашей планете?
- О, эта цифра нам всегда известна буквально до одной единицы. Здесь, на Земле, невозможна такая статистика. Переписи населения дают весьма приблизительные результаты.
А у нас появление каждого индивидуума – это большое событие. Индивидуум уже с момента вступления его в общественную жизнь точно знает, чем он будет заниматься, и каковы будут его интересы. И все мы это уже знаем.
- Как это? – С недоверием спросил Андрей. – Он что, сразу взрослым рождается? И в школу ему не надо ходить?
- Рождается – это не то понятие, которое можно применить к нашим условиям. Цикл становления взрослого, как вы говорите, индивидуума у нас очень сложный и длительный.
Он выглядит так.
Есть у нас специальные группы поисковиков, которые отыскивают в океанских просторах зарождающиеся стихийно сгустки примитивных организмов. Их собирают, они проходят тщательный отбор и наиболее развитые из них помещают в стационары. На родильные дома это не похоже. Скажем так. Их помещают в специализированные инкубаторы, где на протяжении двух жизненных циклов, а по вашим меркам это, в среднем, тридцать шесть тысяч лет, их готовят к взрослой жизни. И, надо сказать, только одна треть из них способна дойти до нужной жизненной кондиции. Остальные возвращаются в океан, и существуют в нём до своего естественного распада.
И никакого рождения.
Все особи в нашей цивилизации одного пола.
 
Я посмотрела на мальчишек. Как и у меня, я видела, у них услышанное тоже не укладывалось в сознании…
- Но вы не сказали, сколько вас. – Напомнила я.
- Население нашей планеты, то есть нас – таких, какими вы здесь нас видите – в тысячу с лишним раз меньше, чем вас на вашей планете. У вас – более 6 миллиардов человек, у нас живёт и действует на сегодняшний день – 48 миллионов семьсот одна тысяча четыреста четырнадцать индивидуумов. Число это меняется непрерывно.  Входят в жизнь новые, уходят отжившие свои циклы… Их не хоронят, как у вас – просто некуда. Останки растворяются в глубинах океана…
- А те, из которых… - начала я, неуверенно подбирая слова, - те, которых вы собираете, то есть, отбираете для… - я никак не могла выразиться точно.
- Те, которых мы помещаем в инкубатор? – Помог мне Оо Лаал.
- Да. Сколько их в океане?
- О, их точного числа никто не знает. Что-то около ста миллиардов.
 
Призадумавшись, я спросила:
- А в космосе какое разнообразие? Сколько всего вам известно форм жизни?
- Много. – Просто ответил Оо Лаал. – Больше всего цивилизаций, подобных вашей, то есть белковых. До девяти десятых от общего числа. Существуют и подобные нашей, но они пока вне разумного состояния.
Из белковых цивилизаций, известных нам, мы имеем контакт только с двадцатью двумя. Вот и вся пока сфера космического разума.
- А контакт возможен лишь с теми мирами, которые разумны? – С интересом спросил Андрей.
- Конечно. С иными контакт строго запрещён.
- А у нас с вами сейчас не контакт назревает? – С вызовом спросил Игорь.
- Нет, это никоим образом не контакт. Это просто наши полевые лабораторные исследования. Вы же никого не представляете, вы не можете вступить в контакт. Контакт – это взаимовыгодное и взаимополезное сотрудничество.
- Значит, мы не дотягиваем до уровня разумных? – разочарованно предположил Игорь.
- Да. О каком разуме можно говорить, если у вас в обществе господствует абсолютное неравенство!?
Мне показалось, что в этих словах гуманолога было много эмоций…
- Мало того, - продолжал Оо Лаал, - вся ваша цивилизация разделена на страны, в которых разные языки, властные структуры, и культурные традиции. С кем налаживать контакт? С одной из стран? Но в разное время претенденты разные. То одна страна, то другая подают надежды. Вскоре эти надежды неизбежно рушатся.
Контакт космического разума с той или иной цивилизацией возможен только в том случае, если на контакт способны пойти большинство отдельных частей, соединённых друг с другом одинаковыми представлениями о разуме…
- Разум, разум… - недовольно пробурчал Игорь. – А разум и интеллект – это что, не одно и то же? А что, если какая-нибудь страна создаст искусственный интеллект, который будет способен отвечать вашим требованиям, и с его помощью вступит в контакт от имени всей цивилизации?
- Хороший вопрос, Игорь, молодец! – Похвалил Оо Лаал.
Я посмотрела на Игоря. От удовольствия он даже порозовел и грудь колесом выпятил.
Подумала: «Они имена наши тоже знают…».
- Разум и интеллект вещи разные. Мы хорошо знаем, что можно обладать высокоразвитым интеллектом и совершать неразумные поступки.
Давайте попытаемся самым общим образом определить и то, и другое.
Интеллект.
Это способность индивидуума видеть не воображаемую, а реальную действительность, то есть это способность в точности понимать, что вокруг происходит. И, главное, это способность правильно формулировать любые задачи, и находить верные способы их решения.
Разум.
Это способность индивидуума использовать свой интеллект для того, чтобы любые решаемые задачи и проблемы способствовали улучшению качества жизни, как самого индивидуума, так и сообщества таковых. Второе – наиболее важная способность. Как у вас недавно стали говорить: «Раньше думай о Родине, а потом о себе».
Это наилучший пример разумного поведения.
Надо хорошо уяснить, что без интеллекта разума нет, но и с наличием интеллекта разумное поведение не есть нечто само собой разумеющееся. Интеллект может работать и против разума!
Излишне говорить, что эти наши с вами рассуждения надо отнести не только к общественно-политическим и экономическим отношениям, но и по отношению к природе, вскормившей вас, и к космосу, куда вы непременно выйдите. Если, конечно, в вашей цивилизации возобладают разумные отношения.
 
- По вашему, выходит: для того чтобы стать разумным, человеку надо от многого отказаться… - Резюмировал Игорь.
- Да, отказаться от многого придётся, - подтвердил инопланетянин, - но подумайте, и вы поймёте, что, отказываясь от ненужного, человек приобретает гораздо больше!
Вспомните, историю, рассудите.
Как формировались жизненно необходимые потребности человека с ходом времени?
Нам ваша история хорошо известна и понятна, ведь всё происходило перед нашими глазами.
Я подумала: «Перед какими глазами, ведь у них и глаз нет!» Но промолчала, не стала перебивать.
На эту мою мысль Оо Лаал едва заметно кивнул, и продолжил.
- В своём первобытном состоянии, едва получив с нашей помощью геном человека разумного, он довольствовался малым. Найдёт питательный корешок – и рад, сумеет поймать рыбу – и доволен, разожжёт костёр – и счастлив!
Но постепенно человек научился приобретать и другие блага и радости. Появилась письменность, а с нею первые шаги сделали наука, искусство, литература. Живопись и музыка появились ещё раньше.
Но, к сожалению, получая всё новые и новые блага, человек не мог отказаться от некоторых прежних.
Здесь есть, конечно, и наша вина. Нам до сей поры не удаётся справиться с первобытными, поистине животными инстинктами. Я имею в виду два самых страшных бича в человеческой цивилизации – эгоизм и агрессию. Мы никак не можем найти способ решения этой задачи, и человечество не может.
Эгоизм и агрессия в человеческой натуре являются основой поведения, которое мешает человеку стать по-настоящему разумным существом.
- Почему эгоизм? – Спросил Игорь.
- А потому. Любая преступность развивается на этой почве. К чему толкают эгоистические черты характера человека? В его сознании преобладает желание приобретать. Он как бы говорит окружающим: «Не тронь, это моё. Я хочу получить это во что бы то ни стало». И так далее. И добивается, и приобретает! Берёт тайно, то есть ворует; забирает силой, проявляя агрессию, то есть грабит; убирает свидетелей и конкурентов, то есть становится убийцей; даёт взятку сильным, чтобы добиться желаемого. А если ему удаётся самому стать сильным, то есть стать богатым или получить чиновничью власть, он продолжает не считаться с окружающими и действует лишь в своих интересах.
При этом в полной мере используется интеллект!
Вот вам и результат. Разве можно таких людей считать разумными? Ни в коем случае. Это трагедия для любой цивилизации, если в общественных отношениях присутствует эгоизм и агрессия.
И совсем уже для такой цивилизации приближается катастрофа, если эгоизм и агрессия становятся содержанием государственной политики.
- Но не все ведь у нас преступники? Разве нет у нас разумных людей? – возмутился Игорь.
- У вас – не все. У вас – были и есть разумные люди. – Согласился наш добрый лектор. – И не только у вас, но и у любого другого народа. Поэтому мы никогда не теряли надежды на то, что сможем направить развитие вашей общей цивилизации в более разумное русло. И если пока добиться этого у нас никак не получается, это не значит, что приговор вам вынесен окончательный.
Может быть, мы ещё чего-то не знаем.
Может быть, вы сумеете сами справиться со своими проблемами. Уничтожите оружие, перестанете вести войны, сильные прекратят грабить и унижать слабых, отказавшись от частной собственности как от главного зла на планете.
Может быть.
Но с таким набором общественных отношений, какой существует сейчас на Земле, вам в космосе появляться нельзя. Ни одна разумная цивилизация не пойдёт на контакт с вами.
 
Оо Лаал умолк, помолчали и мы.
- А у вас, на вашей планете, есть какие-нибудь государства или страны?  У кого власть? Как на вашей планете устроена общественная жизнь? – Спросил Андрей.
- Нет, что вы! У нас, выражаясь вашим языком, всегда был и есть только один народ. Нам проще было с развитием. А оно основано, как известно на преодолении внутренних противоречий. Изначально так получилось, что главным противоречием между интересами различных индивидуумов у нас было между здоровьем и нездоровьем организмов, между знанием и незнанием, между способностями и отсутствием их.
У нас не было сражений и войн за ресурсы, за власть, за чистоту рас, а тем более не было религиозных войн.
- Может быть, и у нас не было бы религий, если бы вы не вручили нам скрижали и заповеди! – Запальчиво воскликнул Игорь.
- Не может быть. – Спокойно возразил пришелец. – Если бы мы вам не вручили, как ты выразился, скрижали и заповеди, то у вас и до сей поры, скорее всего, было бы отклонение в сознании в сторону суеверий и мифотворчества. А это людей разъединяет, ведёт к конфликтам. Идея же единого бога-творца объединяет, сплачивает. Правда, для земной цивилизации, как выяснилось очень скоро, и этого недостаточно. Иначе не сжигали бы людей живьём на кострах во имя веры в бога…
У нас нет, и никогда не было государственной власти по причине того, что каждому из нас никогда не нужно было навязывать какие-либо правила поведения.
Ведь что такое государство?
Это общественно-политический институт, призванный обеспечить для группы людей, захвативших власть и собственность, соблюдение разработанных правил для одного или нескольких народов данного государства.
У нас нет такой группы, назовём их вашим языком, граждан. Зачем? Энергетические и материальные ресурсы у нас всегда в изобилии. И не мы их создаём, а мы в их среде возникли, как цивилизация!
Отсюда ситуация: зачем нам с тобой воевать, если и ты, и я имеем всё необходимое для выполнения своего желания?
Зачем нам приобретать что-либо впрок, если в любое время мы можем взять всё необходимое?
Зачем нам властные функции по отношению к другим членам нашего общества? – С каждым из них мы всегда найдём способ договориться и разрешить все проблемы.
У нас нет никакой собственности, нет и намёка на какие-либо жилища или одежду. Да и зачем нам всё это?
Или, например, зачем нам иметь то, чего нет у нашего коллеги? Чтобы создать неудобства в общении?
Главная задача в жизненном цикле каждого из нас состоит в том, чтобы сообща со всеми выполнить любую возникшую перед нами проблему.
И не важно, одного гражданина касается эта проблема, или она общая для всех. Каждый и все вместе решают всё для каждого и для всех. Все находятся в процессе постоянного сотрудничества и сотворчества.
Это разумно?
Да.
Единственное, что разумно – это.
Поэтому никакого органа насилия над личностью, подобного государству, у нас нет.
Граждане действуют поодиночке или объединяются в группы по интересам не для того, чтобы получить блага для себя или своей группы, а предполагая, что результаты их деятельности полезны для всех и каждого.
 
- Вот вы говорите, что вам почти не нужна еда. – Сказала я и спросила: – А что ещё у вас не так, как у нас? Вы спите, отдыхаете, если устаёте от работы?
- Нас трудно сравнивать, - ответил Оо Лаал. – И ваша деятельность тесно связана с природными условиями, и наша тоже. С природой мы едины. Но у нас нет смены дня и ночи, нет и смены погоды, смены сезонов. Если у вас погода может измениться в течение получаса, то на нашей планете условия меняются, и очень понемногу, столетиями!
И ещё.
Вы так быстро развиваетесь, что мы не можем уследить за вами. Только, казалось бы, дело пошло хорошо, как оно вдруг уже выглядит вывернутым наизнанку! Не линейное у вас развитие, а турбулентное какое-то, вихревое, метельное…
Поэтому вам и отдых нужен часто, поэтому и продолжительность жизненного цикла у вас в двести раз короче нашего…
Когда вы спите, тело отдыхает, а ваш мозг продолжает работать. А у нас нет тела. Наш организм, можно сказать, представляет собой только мозг…
«Ого! – Подумала я. – Мозг весом в пять тонн. Ничего себе!»
 
- А кто вас послал в экспедицию на Землю? – Спросил Андрей.
- Прежде чем ответить на этот вопрос, я должен нарисовать вам общую картину содружества космических цивилизаций.
Как вам, наверное, известно, в нашем общем доме, где мы с вами обитаем, немногим больше двухсот миллиардов звёзд. У вас этот дом называется Галактика. И это вместе с теми звёздами, которые находятся в непосредственной близости от Галактики. – Здесь Оо Лаал на мгновение замолчал. По телу одного из присутствующих пробежали огоньки.
«Они переговариваются!» - Подумала я.
А он проложил.
- Мне Ияо Ояян подсказал, что ту часть Галактики, которая немного удалена от общей звёздной спиралевидной системы, у вас называют Магеллановым облаком.
Так вот, всего нам известно более десяти тысяч планет, на которых в той или иной форме имеется примитивная жизнь, по своему уровню шагнувшая выше одноклеточных форм.
На девяти сотнях из них жизнь достигла высших форм.
Но в разумном состоянии пребывают двадцать три цивилизации из всего этого большого, надо сказать числа.
Эти двадцать три цивилизации и формируют всю политику по отношению к остальным цивилизациям. Для этого создан, как я вам уже говорил, Верховный Совет Объединённого Разума в Космосе. И никто не может посылать такие экспедиции, как наша, на такие планеты, как ваша, кроме Верховного Совета.
Почему?
По двум причинам.
Из девяти сотен цивилизаций в нашей Галактике только около сотни находятся в особом, у вас бы сказали, в красном списке.
Это цивилизации, в принципе уже приближающиеся к статусу «разумные», и в ближайшие тысячелетия с ними может быть налажен контакт, но ни в коем случае не теперь. Таких цивилизаций восемьсот восемьдесят восемь.
И среди них есть цивилизации, которые представляют для космического братства особую опасность. Таких всего двенадцать. Ваша среди них, и занимает «почётное» первое место, то есть наиболее агрессивная, а потому и наиболее не подготовленная для вступления в наше сообщество. С чем я вас и поздравляю, дорогие мои.
«Совсем как человек говорит», - снова подумала я. – « Какая ирония скрыта в его словах!»
 
- Ужасная новость для нас… - Сказала я растерянно. – А ведь наша страна так много делает для укрепления мира…
- Согласен. – Подтвердил Оо Лаал. – Мы уверены, что с вашей страной, если бы она могла выражать мнение всех народов Земли, нам работать было бы неизмеримо легче. Ведь идеи, которые вы начали реализовывать в 1917 году, были самые передовые и прогрессивные в современной исторической эпохе.
Ранее в истории Земли такого рывка в будущее не было. Это был мощный цивилизационный прорыв.
Конечно, вам всячески старались помешать. Интервенция стран капитала, фашизм, холодная война – и тому подобные вещи.
И вашим противникам, к сожалению, удалось удержать свои народы в состоянии повиновения буржуазным идеям… А у вас силёнок не хватило – политическое руководство потеряло стратегическую линию, успокоилось, и – и теперь никакого продвижения вперёд нет…
Да и сами вы, я имею прежнее ваше руководство, натворили таких несуразностей, таких нелепостей, и такого системного и ничем не оправданного насилия в отношении к своему же населению, что даже реакционные правительства Запада пришли в ужас, не говоря уже о простых людях.
Идея просто выдохлась.
Ну, что же, посмотрим, как пойдёт ваше развитие дальше. Надежда всегда есть.
Сейчас надо хорошо обдумать сложившуюся ситуацию. По результатам доклада нашей экспедиции ВСОРК, несомненно, примет очередное «правильное» решение – и мы вернёмся. Обязательно к вам вернёмся…
 
«Нас они тогда уже не застанут… На Земле будут жить другие люди…» - с грустью подумала я.
 
Здесь сделал замечание Андрей:
- Но ведь вы же и Америке помогали? А сейчас говорите «реакция, агрессия, насилие, нет демократии». -
- Конечно, «помогали». Поначалу, когда с английской и французской революциями мы потерпели явное фиаско, мы обратили внимание и на эту быстро развивающуюся страну. У нас были большие надежды… А что в результате? Политическая элита этой «свободной и демократической» страны очень быстро срослась со своей и международной мафией, и – подсчитайте, сколько агрессивных актов по отношению к малым странам она совершила за последние полвека? Более 150! Демократию, они, видите ли, насаждали. Ни мира, ни свободы, ни демократии. Ни себе, ни другим.
Нет, наш проект по этой стране закрыт и возобновлению не подлежит ни в коем случае!
- А что с ними будет дальше? – Спросил Андрей.
- А то же, что и со всеми другими тираниями было до сей поры. Сами себя изживут, придут в упадок и уничтожат себя сами… Правда, учитывая их экономический и политический вес, крови они попортят ещё многим народам. Но это уже не наша забота. Наша задача остаётся прежней, и она наша главная задача – не дать им выйти с оружием в космос.
СССР был нашим последним проектом в современной вашей истории.
Эксперимент вновь не удался.
В своём отчёте мы будем рекомендовать прекратить отныне всякое вмешательство в историю человеческого общества. Сами выживите – что же, хорошо. А не выживите – будет ещё лучше, спокойнее другим цивилизациям.
 
После этих слов Оо Лаал на мгновение замешкался, его коллеги ответили ему перемигиванием разноцветных огоньков, и мы поняли, что произошло нечто такое, что им срочно надо обсудить.
Но пауза продолжалась недолго.
- Нам надо выйти на орбиту, оставаться на месте нельзя.
И тут мы заметили, что картина за бортом начала резко, непривычно быстро изменяться. Сначала исчезли горизонты, потом резко потемнело небо и на нём засияли звёзды. Ослепительное солнце пришельцы предусмотрительно убрали из нашего поля зрения, зато прямо перед нами засверкала красавица Луна.
На миг у меня появилось беспокойство, но Оо Лаал это заметил, и одним только взглядом избавил меня от нехорошего предчувствия.
Смотрю, с мальчишками произошло то же самое.
Мы, конечно, не понимали, что происходит.
Оо Лаал объяснил.
- К нашей стоянке приближаются люди. Не хотелось бы иметь лишние хлопоты, они нам ни к чему. Программа экспедиции полностью выполнена, и даже перевыполнена. Не беспокойтесь, наша с вами беседа скоро закончится, и вы сможете сойти на землю. Но переместимся в другое место, и оно тоже будет неподалёку от вашей деревни.
Мы слушали, конечно, как нас успокаивал пришелец, но в то же время не могли оторвать зачарованных взглядов от звёздного неба. Оно было таким знакомым, но так сильно отличалось от того, что мы видим с поверхности Земли!
Мы в космосе!
Фантастика, волшебная сказка…
- А мы высоко над Землёй? – Спросил Андрей.
- Шестьсот километров. Здесь у нас мала вероятность встретиться с земными аппаратами.
- Но как мы взлетели? Ни перегрузки, ни шума. – Игорь так вертел головой, что я за него опасалась.
- Ты забыл, что у нас гравитационные двигатели и хорошее защитное поле. Двигатели бесшумны и могут развивать любую скорость, а защитное поле не даёт соприкасаться молекулам атмосферы с обшивкой корабля. Нагревается воздух, но не корабль.
- Мы и на Луну можем слетать? – Спросил Игорь.
- Да. Полёт туда и обратно занял бы у нас не более 10 секунд, но мы не станем делать ненужные нам действия.
- Ух ты! – Игорь был вне себя от восхищения.
А я и сказать ничего не могла. Чувства переполняли.
 
Беседа наша продолжалась в том же духе ещё около двух часов. И когда Оо Лаал пришёл к выводу, что и на сегодня, и вообще поговорили о многом, программу, в основном, выполнили, и что теперь у них нет необходимости удерживать нас на корабле.
Им надо заканчивать свои дела на Земле и отправляться в обратный путь.
- В заключение хочу вас сказать, что вас, несомненно, станут расспрашивать, и расспрашивать очень настойчиво обо всём увиденном и услышанном у нас.
Ничего не скрывайте, но и не придумывайте ничего лишнего.
Прощайте.
Автоматика сама направит вас к выходу из корабля.
Мы уже на Земле.
 
Да… Приземления мы даже не ощутили… Вот бы нам такую технику! Будет ли и у нас когда-нибудь что-то подобное? Для этого, видимо, надо очень постараться. А главное, надо сначала научиться вести разумный образ жизни. Наверное, это самое трудное дело. 
И тут всё с нами повторилось. Как тогда, когда мы вошли в корабль. «Неразговорчивая» масса воздуха в полумраке вынесла нас в коридор, люк открылся, выдвинулся трап – и мы сошли на родную планету…

 

Новые комментарии

Медиа

Последние публикации