Вход на сайт

Сейчас на сайте

Пользователей онлайн: 0.

Статистика



Анализ веб сайтов

Вы здесь

Эрос и Танатос Дины Немировской



В самом конце 2014 и в начале 2015 года в Издательско-полиграфическом комплексе «Волга» Астрахани, вышли в свет две книги Дины Немировской - «Нам некогда молчать» и «Лишь бы не было новой войны…». Дина Леонидовна – яркий современный поэт, автор, обладающий внятным, довольно жёстким поэтическим стилем, давно и вполне сложившийся.Она осознанно следует в своём творчестве двум основным векторам. Эти векторы продиктованы и личной, совсем непростой, судьбой, и судьбой нашей страны, и общечеловеческой картиной жизни первых пятнадцати лет нового столетия. В стихах Немировской потоки мыслей, образов и рифм воплощены в двух вечных и всеобъемлющих темах: любви и смерти. В теме женской, зрелой и страстной, любви, раскрываемой честно и совершенно не сентиментально,и смерти, властно приводящей на её страницы тему войны.

В наш век, увы, совсем несложно встретить современника, имеющего свой личный военный опыт. У многих за плечамиАфганистан, Чечня,Украина. Вот и Дина Немировская знает, что такое война, не понаслышке. Она слышала вой сирен за окнами и видела ужас в глазах свой престарелой матери, босиком стоящей на цементном полу подъезда жилого дома в Ашкелоне. 

А маме не спалось. Ей всё казалось,
Как многим, кем наполнена страна,
Что за окном – снег слякотный и талый,
Что всё идёт ТА страшная война,
Война её растерянного детства…
(«Всю ночь шли танки…»)

Линия жизни Дины имела резкое разветвление – шесть прожитых в Израиле лет, совпавших с очередным «витком напряжённости», как принято у журналистов безлико именовать вой ракет, бомбёжки, крик детей и гибель людей, в реальности напрочь лишенную киношной красивости и всякой надежды на хеппи-энд.

Два года назад Дина вернулась на родную землю, получив яркий и в чём-то горький опыт эмигрантской жизни. Вернулась, не ожесточившисьсердцем против исторической родины, но захваченнаяновой, мощной и высокой, волной любви к тому городу,в котором для неё сосредоточилось всё: родные могилы, дом, главная встреча в жизни, дочь, призвание, друзья (а Дина умеет дружить!), любимое дело и растущая известность –к Астрахани. Красавице-Астрахани на высоком берегу Волги, неспешно катящей свои воды, такие же вечные и живые, как воды Иордана. Волга и есть свой, настоящий Иордан для поэта Дины Немировской… 

Ах, Астрахань! Непреходящее диво,
Любовь здесь нежна и легка.
Как Крымская башня с подсветкой красива!
Как площадь ночами тиха!

В любимом окне отражается юность.
И Волга – в счастливых глазах.
Восточное чудо. Славянская лунность.
Мечты запредельной размах.
(«Ах, Астрахань!..»)

Великая река и город на ней – непересыхающий источник её вдохновения. Удивительным теплом наполненыстихи Дины о старых астраханских двориках, о переулке Кибальчича, о кинотеатре «Луч» – местах её детства, юности, о её малых «родинках». Эти стихи – чистопородные речные жемчужинкипоэтической шкатулки Дины.

Читателя ждёт захватывающее знакомство с двумя небольшими по формату, стильно оформленными книжицами, в русла которых влились, разделяясь, её стихи последних лет. Стихи, вобравшие в себя опытлюбви и войны…

Рассказать вам, друзья, что такое война?
Это – взорваннаяночи тишина.
Это – гуд самолётов, пронзительный рёв,
Предвещающий вой, мол, «Всегда будь готов!»
А убежище – лишь за четыре двора.
А за окнами – пыльных буранов пора.
(«Рассказать вам, друзья, что такое война?»)

Варлам Шаламов писал, что «поэзия – это судьба, а не ремесло», и что «пока кровь не выступает на строчках – поэта нет, есть только версификатор». С полной ответственностью заявляю, что на строчках сборника «Лишь бы не было новой войны…» есть запёкшаяся кровь… Дина – поэт очень трезвый. Её подача военной темы предельно реалистична и лишена пафоса. Где бы война ни происходила, в России в сорок первом году, в Израиле или Украине наших дней – это глубоко личностно переживаемое общее горе, хотя Дина не так уж часто говорит от первого лица. И ещё война для неё – синоним смерти. Поэтому именно в облике войны выступает Танатос Дины Немировской…

Убежденная пацифистка, Дина отнюдь не сторонница непротивления злу насилием. Её оружие – данный ей поэтический голос. И она уверена в его силе в тот миг, когда«вселенская шальная клоунада // Трясёт опять, как грушу, хрупкий мир», восклицая: 

Войны – не надо!
Слышите? Не надо!
Изыди, Молох!
Охолонь, вампир!
(«Вселенская шальная клоунада…»)

Поэт, задумывающийся о смерти, обязательно отвечает в своём творчестве на вызовы Жизни, находится в философском поискеГармонии. К этой проблематике вплотную прилегают стихи Дины на библейские темы. Лишённая конфессиональной составляющей, она и в этом цикле верна себе. Главные вопросы бытия решаются ею через дилемму Войны и Любви, через реальные, давние и сегодняшние, трагедии народа, кровь которого так горяча в её жилах: 

Было всё.
Крестоносцы,
египетский плен,
тлен
и Гитлер,
Отчужденье,
рассеянье,
камер удушливый газ.
В Гефсиманском Саду
Камень слышал такую Молитву,
Что спасала Народ
Не единожды.
Тысячи раз.
(«В Гефсиманском Саду»)

Позиция Немировской-поэта далека от смиренной тишины. Даже обращаясь к образу Христа в своей философской лирике, она трактует его как лишний повод «встряхнуть», пробудить своего читателя. Понимая и допуская, что «у каждого из нас – своя Голгофа,//Свой, навсегда покинутый, Эдем», она резка в финальном выводе стихотворения «Грешникам»: «Эй, грешник! Отойди! Не трогай гвозди!// Иисус и так распят был за тебя». Не некая отвлеченная сила, но сам человек создаёт свою жизнь и отвечает за неё. И от его постоянно делаемого выбора зависит, какой она будет.

По словам Варлама Шаламова, которого мы уже цитировали сегодня, «чувства гораздо богаче мыслей». 
Стихи Дины Немировской, представленные в её втором сборнике «Нам некогда молчать», погружают читателя в разнообразный, накалённый или женеожиданно тихий, чувственный мир поэта, в мир её Эроса. 
Поражает их предельная открытость и смелость, полное отсутствие морализаторства и желания казаться лучше, чище и выше, чем ты есть на самом деле. Наиболее часто встречающаяся форма среди них – страстный монолог. Это может быть и шёпот, горячий и нежный. Но никогда – лепет. 

Лирическая героиня Немировской динамична, умна и точна в выражении своих чувств, что заставляет нас вспомнить высокие образцы цветаевской лирики.Допущу мысль, что Дина многому научилась, прислушиваясь к её «непобедимым ритмам». А ритм для такого сложного жанра, как любовная лирика – это пульс, это биение сердца, это – жизнь. В книге есть и явные следы Марины: эпиграфы, скрытые цитаты, обращения.

Та, которая – выше ниши
У которой – и ТАМ болит.
К ней взываю…
(«Шахразада взамен царевны…»)

В любовной лирике Немировская никогда не ощущает себя жертвой.Любовный сюжет подчас окрашивается в романтическиетона, а иногдаявно слышатся обобщающие, дажеэпические ноты. Показательны имена, даваемые ею своим героям: Мужчина-Смерть, Мужчина-Жизнь... Героиня находится в поиске-вызове равного себе среди толпы «второстепенных героев» (так, кстати, называется одно из её стихотворений).

Любовь в стихах Дины – острое, горячее, но всецело земное чувство. Чувство, которому по силам преодолеть холод Леты, в поисках любимого развеять мрак Аида …

Мы – звенья скрюченной цепи.
Над всхлипом сумерек кроватных
Бредут, шатаясь, по степи
В обнимку Эрос и Танатос.
(«Гармония распада»)
…и вопросить к тому, кто памятен, а, значит, жив.

Тень Мужчины-Смерти (безвременно и трагически ушедшего из жизни гражданского мужа Дины Немировской – поэта и актёра Сергея Бендта) сквозит в её лучших стихах как прямое упоминание, философская отсылка или внезапный укол памяти. Но, бережно храня воспоминания о любимом человеке, Дина выбирает жизнь. И её женская жажда счастья посылает ей новые чувственные опыты, и – новые стихи.

Нет, искренность не чужда искусу!
По мановению мгновения
Любовь опять подкралась исподволь
И одарила вдохновением.
(«Нет, искренность не чужда искусу!»)

В своём творчестве поэт Дина Немировская отчётливо наследует традиции русской советской поэзии. Строфика и ритмика Роберта Рождественского, открытость, чуткость к слову и его звукопостроениям Андрея Вознесенского, нежный лиризм и мужество Юлии Друниной, Риммы Казаковой ею глубоко усвоены. Однако, несомненно, Дина обладает своим внутренним ритмом, своим авторским стилем и почерком.

Особый крой личной судьбы, чуткость к общей боли людей плюс каторжный труд делают просто литературно одарённого человека настоящим поэтом, художником, мастером слова. Дина не зарыла в землю отпущенный ей Богом талант. Её работоспособность отражается в количестве и разнонаправленности опубликованных работ, это и труды по краеведению, и книга очерков об ушедших из жизни астраханских поэтах, друзьях Дины, светлую память о которых Дина преданно несёт. Это и её преподавательская работа в литературных студиях для детей и юношества.

Дина Немировскаяне рассуждает о том, какое место под солнцем уготовано её стихам в будущем. Томительная рефлексия по поводу работы «в стол» совершенно не её жанр. Дина каждый день возделывает и обустраивает свой поэтический сад. Пожелаем же ей новых книг, новых бессонных ночей за рабочим столом, новых порывов вдохновения, которому она отдаётся так искренне,так ответственно и так щедро.

Ольга Флярковская, театровед, ведущая Творческого клуба «Чернильная Роза», лауреат поэтического конкурса «Звезда Николая Рубцова»-2015, г. Москва

 

Медиа

Последние публикации